ТРЕТЬЕ ИСКУШЕНИЕ

Внезапно в поезде зажегся свет, погас, снова за­жегся, и поезд медленно тронулся с места.
Эндрю вздохнул: “Наконец-то”. Он взглянул на часы и тут же забеспокоился, как бы Чарли не вос­принял это как желание закончить разговор. Поэто­му он немедленно спросил:
— Что это за искушение, Чарли?
Чарли, наверное, решил, что вопрос задан из веж­ливости:
— Знаешь, не буду больше надоедать тебе. Я за­болтался и забыл, что у тебя еще куча дел.
Эндрю отвечал вежливо, хотя несколько свысока:
— Говорите же, Чарли. Я должен понять, поче­му мне неудобно требовать от подчиненных ответ­ственности. Не можете же вы бросить меня здесь с первыми двумя искушениями. Я хочу узнать остав­шиеся три.
Чарли, видимо, уловил иронию в тоне Эндрю, потому что так же вежливо ответил:
— Уверен, у тебя все будет хорошо. Похоже, ты и без меня во всем разобрался.
Эндрю был заинтригован куда сильнее, чем со­гласился бы признать. Теперь он горел желанием до­слушать Чарли до концы. Уже более искреннее он произнес:
— Мне очень хочется узнать остальное. Чарли ответил не сразу:
О’кей. Если, конечно, я не слишком отвлекаю тебя.
Да нисколько! Что же такое искушение номер три?
Это искушение не сомневаться в правильности своих решений.
По лицу Эндрю было видно, что он не понимает, поэтому Чарли пояснил:
Это искушение предпочитать определенность ясности. Некоторые руководители боятся ошибить­ся, поэтому выжидают до тех пор, пока не станет понятно, что поступать надо так-то и так-то. А такой подход мешает требовать ответственности от под­чиненных.
Боюсь, я не понимаю.

Это просто. Ты не можешь требовать от под­чиненных ответственности за вещи, с которыми не все понятно. Если ты боишься принимать решения в условиях ограниченной информации, ты никогда не достигнешь ясности.
О’кей. Я понял. А что это за вещи, с которыми не все понятно?
Простые. И очень важные. Например, чем занимается компания. Ее цели. Роли и ответствен­ность сотрудников, позволяющие достичь этих це­лей. Последствия в виде успеха или неудачи. Все в этом роде.
Видение, миссия, ценности, цели. Мы это про­ходили в бизнес-школе. Не обижайтесь, Чарли, но вы не сказали ничего нового.
А я и не пытался. Об этом говорят все кому не лень. — Чарли помолчал для пущего эффекта. — В та­ком случае каково твое видение будущего “Тринити”?
Эндрю насупился и почесал плечо, напоминая школьника, который хочет избежать нагоняя. Чарли изумился:
Не можешь ответить?
Ну… Сейчас мы как раз работаем над обновле­нием формулировки видения. Возможно, мы будем обсуждать этот вопрос и завтра, на собрании совета директоров.
И давно вы этим занимаетесь, Энди?
Эндрю поерзал, явно не зная что ответить, и Чар­ли подсказал:
Месяц? Два?
Восемь, — наконец выдавил из себя Эндрю.
Восемь месяцев? — воскликнул Чарли с непод­дельным изумлением. — Но почему так долго?
Дело в том, что наш рынок меняется, и мы пы­таемся понять, сможет ли наш теперешний бизнес обеспечить…
Прости, Энди, но это просто смешно, — пере­бил Чарли. — И ради Бога, не обижайся на мои сло­ва, мы ведь знакомы совсем недавно, но отсутствие видения — это исключительно твоя вина и больше ничья.
Правда больно задела Эндрю. Он хотел сказать что-то в свое оправдание, но едва он успел открыть рот, как Чарли нанес еще один удар:
— И не говори мне, что на самом деле все гораз­до сложнее.
Эндрю съежился на сиденье — ведь Чарли про­изнес именно те слова, которые были у него заготов­лены в свое оправдание. Ошеломленный, он тем не менее повторил:
— Это действительно не так просто. Чарли наклонился вперед:
— Успокойся, Энди. Сейчас я задам тебе несколь­ко трудных вопросов.
— Хотите сказать, что те вопросы, которые вы за­давали раньше, были простыми?
Чарли проигнорировал шутку: .
— Ты готов?
Медленно Эндрю выпрямился на сиденье и рас­правил плечи, как это делали его сыновья в трудной ситуации:
Начинайте.
О’кей. Что мешает тебе принять решение в таком важном и значительном вопросе, как видение твоей компании?
Сам не знаю.
Знаешь, Энди. Только боишься себе в этом при­знаться. Пора избавиться от своих страхов. У тебя ведь есть какие-то идеи о будущем твоей компании?
Разумеется.
Ну так почему не записать их, не рассказать сотрудникам, не опираться на них при принятии важных решений?
После долгой паузы, Эндрю медленно и едва слышно произнес:
— Потому что я пока не уверен, что мои идеи правильны.
Эндрю не успел закончить, а Чарли уже задал следующий вопрос:
— Ты служил в армии?
Эндрю отрицательно покачал головой.
В армии говорят, что любое решение лучше его отсутствия.
Я это слышал, но мы не в армии.
Ты прав. Здесь все по-другому. Никто из твоих сотрудников не рискует жизнью.
Эндрю решил не сдаваться:
Послушайте, Чарли. Я думаю, что всем этим вещам — видению, миссии — придают слишком большое значение.
Не спорю. Я считаю, видение и миссия имеют смысл только тогда при хорошем управлении компа­нией. Я всегда предпочитаю компанию с хорошим менеджментом компании с хорошей миссией.
Точно, — Эндрю почувствовал облегчение от того, что Чарли согласился с ним. Но собеседник за­дал следующий вопрос:
Итак, каковы же твои цели на ближайшие три месяца?
Мои лично?
Нет, цели твоей компании. Что нужно сделать, чтобы ты мог назвать этот период удачным?
Мы должны заработать деньги. Мы должны увеличить свою долю рынка.
Сколько денег? И как заработать?
Эндрю снова почувствовал, что его загоняют в ловушку. Это его разозлило:
— Вот что я вам скажу, Чарли. Я не могу объяс­нять такие сложные вещи на таком примитивном уровне! Вам-то легко задавать вопросы, для sac это ничего не значит, легко выглядеть отличником, сидя здесь в вагоне…
Чарли явно был задет и перебил Эндрю:
С чего ты взял, что я отличник?
Да я не это хотел сказать, а то, что вам легко сидеть здесь с видом прокурора и истязать меня все­ми этими вопросами. Вас-то это все не касается. Вы небось думаете, что на простые вопросы всегда есть простые ответы.
Впервые Чарли казался взволнованным.
— Простых ответов не бывает, Энди. Именно по­этому за них приходится платить так дорого. Но тебе все равно придется их отыскать. Иначе получается, что ты ни за что не отвечаешь. А если ты ни за что не отвечаешь, результат не зависит от тебя. — Он пере­вел дыхание, точно пытаясь успокоиться, но тут же задал новый вопрос: — Как ты мог уволить Терри, не зная, чем он занимается?
Эндрю молчал, глядя в пол и покачивая голо­вой.
Чарли снова наклонился к нему:
Я думаю, ты боишься критики. Боишься вы­глядеть несовершенным.
Никто не хочет выглядеть несовершенным.
— Конечно, конечно. Но ты за это слишком дорого платишь. Ты ведешь