Впервые за свою карьеру

Эндрю вздохнул и опустился на скамью рядом с Чарли. Помолчав несколько минут, он уронил голову на руки и заговорил:
— Впервые за свою карьеру я чувствую, что тону. Мало того, пытаясь удержаться на плаву, я топлю других.
Чарли молчал. Эндрю продолжил:
Я всегда и во всем умел добиваться своего, а теперь, кажется, удача отвернулась от меня.
Что же случилось? — спросил Чарли.
Не знаю. Я пытаюсь сохранить равновесие, а почва уплывает из-под ног. Слишком много нюансов. Слишком много деталей. Слишком много никчем-i юго, ерунды. Все ерунда.
Чарли похлопал Эндрю по спине:
Давай-ка я расскажу тебе о пятом искуше­нии.
Расскажите, — Эндрю глубоко вздохнул.
Мой отец — ничего, что я снова говорю о сво­ем отце?
Конечно, Чарли. Я просто глупец. Вы, навер­ное решили, что мне скучно слушать о вашем отце, но на самом деле мне просто больно. Продолжайте, пожалуйста.
Хорошо. Мой отец не был хвастуном, но кое-чем любил похвалиться. Знаешь, чем?
Не знаю.
Людьми, которые на него работали. Он всегда говорил о них с большим подъемом.
Чарли улыбнулся, вспоминая.
— И, помнится, он не раз повторял, что доверил свою карьеру своим людям. — Чарли помолчал и спросил: — Можешь ли ты сказать то же самое?
Эндрю не задумываясь покачал головой:
— Ни в коей мере. Большинству моих подчинен­ных абсолютно все равно, уволят меня завтра или нет.
Чарли был полон сочувствия:
— Отчего так, Энди?
Эндрю вглядывался в пустоту улицы, покачивая головой. Наконец он ответил:
Не знаю. Каждый из них думает только о сво­ей карьере.
А ты?

Не знаю, Чарли. Наверное, я озабочен своей карьерой не больше и не меньше остальных. Не ду­маю, что я хуже всех. .
Я не об этом спрашиваю. Я хочу знать, могут ли они доверить тебе свою карьеру?
Эндрю опять уставился в темноту:
Не хочу показаться равнодушным, но мне ка­жется, что я вовсе не обязан отвеч,и i, и к.ipi,epy сво­их подчиненных.
Не в этом дело, Энди. Речь идет о доверии. О том, что можно рискнуть и довериться споим под­чиненным. Прежде чем они станут доверять тебе, ты должен научиться доверять им. Стать незащищен­ным.
Погодите минуту. Какое эк> имеем отношение к конфликту?
Ну, а как ты думаешь, почему люди боятся конфликта?
Эндрю пожал плечами:
Наверное, по привычке. Или боя тем, что их обидят.
Возможно. Но я думаю, что все дело в доверии. Когда люди доверяют друг другу, им не приходится скрывать мысли и чувства. Они говорят то, что дума­ют, и не боятся, что пострадают из-за этого.
Не знаю, Чарли. Мне кажется, что некоторая напряженность на рабочем месте только полезна. Ког­да все друг другу доверяют, это расслабляет. Легко потерять хватку. Я не хочу, чтобы мои люди чувство­вали себя чересчур комфортно.
Но ради Бога, почему?
Потому что сытость и благодушие вредят ра­боте.
Чарли, похоже, начал терять терпение:
Ну же, Эндрю. Между благодушием и дове­рием огромная разница. Ты достаточно умен, чтобы понимать это!
Возможно, я вообще недоверчив по своей на­туре.
А ты знаешь, почему люди не доверяют друг другу?
Не знаю. Почему?
Потому что бояться обжечься. Другими сло­вами, оказаться незащищенными.
Эндрю медленно покивал головой:
Ну да. Это правда.
А знаешь, какое лучшее средство от этого стра­ха?
Эндрю не знал.
Открыться и обжечься. Иногда это даже полез­но. Начинаешь понимать, что это не смертельно.
Значит, вы утверждаете, что я не люблю кон­фликты, потому что не доверяю людям, а не доверяю потому, что боюсь показать свою незащищенность?
Чарли кивнул:
Ну да. Боишься показать слабость. Ошибиться. Не понравиться кому-то. Упасть в чьих-то глазах.
И вы утверждаете, что хорошие руководители, как, например ваш отец, нарочно не защищаются от людей, способных нанести удар в спину?
Звучит довольно странно, но по сути так и есть. Мой отец никогда не боялся быть незащищенным среди своих служащих. Он доверял им. Именно по­этому они спокойно чувствовали себя при возникно­вении здорового, конструктивного конфликта. Никто не боялся, что его обидят.
Эндрю глубоко вдохнул:
— Значит, корень всего — незащищенность? Чарли кивнул и посмотрел на часы. Эндрю сно­ва вздохнул:
Мне это кажется очень рискованным.
Рискованно? Получать результаты, требовать ответственности, добиваться ясности, использовать конструктивный конфликт? Если в конечном итоге все это требует открытости и доверия, то не стоит ли рискнуть, как ты это называешь?
Эндрю пожал плечами:
— Ну, не знаю.
В этот момент к остановке подъехал автобус. Чарли поднялся:

— Это мой.
Эндрю задал последний вопрос:
— Но как я могу чувствовать себя комфортно, если я не защищен?
Двери автобуса открылись. Хлопнув Эндрю по плечу, Чарли шагнул в салон:
— В этом уж ты сам должен разобраться, Энди. Постарайся.
Чарли улыбнулся, двери автобуса закрылись.
Эндрю успел заметить, что Чарли поздоровался с водителем так, будто они сто лет знакомы. Автобус тронулся. Эндрю машинально сделал несколько шагов вслед, не замечая, что оказался на проезжей части.
Сзади раздался пронзительный гудок. Эндрю обернулся и был ослеплен фарами приближающе­гося автобуса. Эндрю закричал.
Автобус снова загудел, и Эндрю… проснулся в ва­гоне метро от собственного крика. Поезд подъезжал к станции “Вэлнат Грик”.
Протирая глаза, Эндрю бросил взгляд на часы. Всего лишь двадцать минут прошло с того момента, как он сел в поезд. Поразительно, сколько всего мо­жет присниться за столь короткое время!
Схватив портфель, который к его радости оказался на месте, Эндрю вышел из вагона и направился к вы­ходу из станции. Завтрашнее заседание совета дирек­торов уже не угнетало его так, как полчаса назад.