Все были потрясены прямотой

Кэтрин. Первым опомнился Стефен:
Поймите меня правильно, я не пытаюсь оправ­даться, но хорошо ли вы знаете положение дел в нашей отрасли? Мы превосходим многих конкурентов…
Знаю, — ответила Кэтрин. — Я вчера специаль­но все проверила. Поправьте меня, если я ошибаюсь. Вы занимаете третье место в отрасли, где конкуриру­ют шесть сильных компаний. Три из них работают еще хуже вашего, зато две другие показывают очень хорошие результаты. И именно они представляют для вас серьезную опасность.
Она просмотрела свои бумаги, но, казалось, так и не нашла того, что искала.
— Если память мне не изменяет, за последний год ваши доходы снизились. Рынок увеличился всего на пять процентов, это немного, не спорю, но вы не показали соответствующего роста прибыли.
Председатель любой ценой пытался избежать кровопролития:
Возможно, вы правы, Кэтрин. К каким-то ве­щам мы должны отнестись с большей серьёзностью, но я все-таки считаю, что в основном наши проблемы связаны с маркетингом, из-за Терри мы оказались от­брошены на несколько месяцев назад.
Что же именно Терри сделал не так? — заин­тересовалась Кэтрин.
Этот прямой вопрос заставил Эндрю подняться в кресле:
— Начать с того, что он не смог перестроить нашу рекламную стратегию так быстро, как требовалось. Очевидно, не хватило творческого потенциала. Да и менеджер он был неважный.
Это вы наняли его на работу? Эндрю кивнул.
Тогда его провал на вашей совести.
Теперь уже многим участникам собрания не си­делось на месте. А Кэтрин между тем продолжала:
— Вы оценивали управленческие навыки Терри, нанимая его на работу?
Эндрю ответил, запинаясь:
Ну, конечно, то есть как всегда. Я имею в виду, так же, как обычно… со всеми. Понятно, что он об­ладает навыками менеджера, раз занимал руково­дящие должности. У него были прекрасные реко­мендации…
И каковы же ваши требования к новому кан­дидату на эту должность? Где гарантия, что вы не повторите ту же ошибку?
Эндрю не успел придумать ответ на этот вопрос — раздался громкий стук, как будто в соседней комнате в стену вбивали гвоздь. Джоан отправилась посмо­треть, что происходит.
Воспользовавшись заминкой, в разговор вмешал­ся Председатель:
О’кей, Кэтрин. Я думаю, вы сделали несколько очень важных замечаний. Но это немного… слиш­ком… — он не мог подобрать слово.
Несправедливо, — помог ему Стефен. — Легко критиковать, когда дела идут неважно, но все не так просто, как вы утверждаете. Откуда мы можем знать, будет ли новый человек хорошим руководителем?
Все на минуту умолкли. Наконец, заговорила Лжанис:
— Не могу не согласиться со Стефеном. Мы де­лаем, что можем, это касается и ситуации с марке­тингом. И проблемы не только у нас. В прошлом квартале у двоих наших конкурентов сменились ко­манды топ-менеджеров. Так что их ждут те же труд­ности, что и нас.
Было похоже, что остальные участники собрания совершенно согласны с Джанис.
Тем временем стук прекратился, и Джоан верну­лась в комнату.
Кэтрин снова заговорила, на этот раз с ноткой сарказма:
— Ну что ж, видимо, ваши дела лучше, чем я предполагала. — Казалось, этим замечанием она под­вела итог разговору.
Молчание.
Наконец, председатель произнес:
— Всем спасибо, это была очень полезная дискуссия. Давайте заканчивать…
Эндрю не дал ему договорить. Глядя на Кэтрин, он ответил на ее последнее замечание:
— Нет. Наши дела ничуть не лучше. Мы сделали слишком много ошибок. Мы совсем не поддержива­ли Терри. Мы все видели, как ему трудно, и просто закрывали на это глаза. Я закрывал на это глаза!
Все замерли. Эндрю медленно отодвинул стул и поднялся. Теперь взгляды участников собрания были прикованы к нему.
Следующие десять минут стали для Эндрю насто­ящим звездным часом. Он произнес самую лучшую речь в своей жизни. Он говорил о результатах. Он го­ворил об ответственности. О ясности и конфликте. Он поблагодарил Кэтрин за то, что та привлекла их внимание к трудным вопросам. Он даже заявил, что для компании настал момент истины.
Совет директоров был ошеломлен.
Напоследок Эндрю сказал:
— Если мы будем и дальше двигаться в том же на­правлении, если наши результаты будут ухудшаться, то мне, наверное, лучше уйти с этой должности. Для каждого из нас пришло время взять на себя ответ­ственность за все, что здесь происходит. И для меня в первую очередь! — Он искренне надеялся, что ему не придется пожалеть об этих словах.
Стоило ему замолчать, как стук в стену возобно­вился.
Председатель закрыл собрание:
— Хорошо, заканчиваем. Всем спасибо. Увидимся через двенадцать недель.
Члены совета правления собрали свои вещи и направились к двери. Эндрю шел последним.